Людвиг Майерс
Ненавижу трахаться на кожаных диванах. Людей, которые ставят кожаные диваны там, куда я могу прийти трахаться — следовало бы подвергать. Не знаю чему. Черт. Чему-нибудь нехорошему. Герр Винтерхальтер, если вы не поняли — это в ваш адрес вообще-то. Камешек полетел. В ваш огород. В вашу беседку. Хотя... нет, никаких камешков. В эту конкретную беседку нельзя. В эту конкретную беседку я влюблен настолько, что у меня уже есть шестнадцать очень изощренных и не очень трезвых планов захвата. Самый простой включает заставить тебя жениться, переписать на меня завещание — потом отравить. Извини, Франц, ничего личного. Меня просто чудовищно прет от этой беседки. Тут как-то совершенно немыслимо, непристойно клево. Только в следующий раз хоть плед что ли вытащи какой-нибудь. Я серьезно: на кожаном трахаться ненавижу.

Море близко. Море — а тут тепло. У Курта на пирсе тоже, но там как-то слишком уж... море. Перевешивает. Ветер, брызги, камни под жопой. Много. Для меня — чересчур слишком. А тут — вот ровно так, как надо. Воздух снаружи, и море лежит огромное, как черная собака, ворчит там себе чего-то во сне. А тут тепло. Откинуться, глаза закрыть. Я еще мокрый весь с последнего раза. Но не холодно. Хорошо. Это нарочно так?

Мм?

Черт. Я кажется затрахал Франца Винтерхальтера. Э-э-э... Ой?

Нет, ну не я один конечно. Еще были шоты. И коньяк. Но все-таки. Я...

Черт, можно я сглотну сейчас, а потом попробую подумать эту мысль еще раз. Я. Кажется.

Черт.

В моей голове слишком много коньяка.

В моей голове находится череп. В черепе плещется коньяк. Ватерлиния проходит где-то по уровню зрачков.

Последнее, что он успел сообщить, это план немедленно ехать в «Золото». Я помню. Я тоже хотел в «Золото». Я точно помню. Потому что мне до зарезу нужен детокс, а у Руфуса наверняка есть. Но кто-то должен мне напомнить, как включается автопилот. А потом мы ввалимся в «Золото». Оба. Винтерхальтер — и я. Вот представить себе. Открывается дверь, и...

Я...

...и Франц Винтерхальтер.

Черт.

Ну, ладно. Если уж все настолько...

Курт, если ты это читаешь, значит, я это написал. И отправил. Не знаю как. Как-то. Я вообще-то спросить хотел. Не помнишь, где у меня во флаере автопилот?

А твой Винтерхальтер. Ты мне или нарочно врал, или ты просто не умеешь его готовить? В любом случае, если он тебе больше не нужен, я его заберу себе. Хотя нет, если нужен — все равно заберу. Извини. У него беседка. Я ее хочу.

Да, и найди крысу кстати. Про вас с Анной он от Руфуса узнал. Передо мной можешь не извиняться. Ибо смысл? Свой моральный ущерб я себе сам как-нибудь. Как всегда.


Наверное надо еще что-нибудь дописать. Но я не уверен. С учетом всего, что я за этот вечер услышал. Дорогой Курт, а ты случайно в курсе, что. Нет? Ну вот — теперь считай в курсе. Поздравляю. Можешь сделать с этим что-нибудь.

Другой вопрос... А хочу ли я, чтобы Курт с этим что-то делал?

Другими словами, готов ли я выставлять одного из них ночью из своей постели, чтобы. Настолько ли я... Эгоист? Альтруист? Хочу спать один?

Нет. Вот чего я точно не хочу — так это спать в одиночестве. Никогда. Я хочу спать в Майне. Я хочу. Немедленно. Воткнуться в Гесса — и спать. Ненавижу кожаные диваны — на них вечно не включается автопилот. А потом случается черте что.

Детоооооокс.

Господи, как же меня ведет. Это ебаный пиздец какой-то, пора завязывать. Будь во мне хоть немного Руфуса — сейчас бы рванул прямо в море, трезветь. Хороший кстати вопрос. Сколько во мне Руфуса? Интересно.

Так. Майерс. Посмотри на море. Оно вон там. Большая черная собака р-р. Помнишь? Большая мокрая холодная собака. Ты добегаешь туда. Босиком. По камням. Очень быстро. Ныряешь. Орешь благим матом так, что тебя слышно на пол-Полосы...

Черт. Я кажется не так давно УЖЕ орал на пол-Полосы. А тут соседи кстати ближе, чем у Курта...

Краснею?

Большая мокрая море-собака. Пьяный в ноль Винтерхальтер. Наебавшийся в полное дальше некуда я. Надо понять, есть ли во всем этом что-то, что меня смущает. Или я просто...

Черт. Я кажется потерял мысль.

В воде?

Ладно. Сейчас. Покурю.

И кстати, Франц.

Черт. Опять потерял.

**
Да. Кстати. Иди ты на хер, мудак. Сам ты ебаная замена. Просто зависть, да? Можешь не отвечать, по тебе очевидно. Никто, кому до чертиков не завидно и не сводит все внутри — не будет замечать ТАК чужие взгляды, и кто как на кого не смотрит, и кто как не палится, и не будет дрочить на это ТАК, я не идиот тоже, так что не надо. И если кто-то всю свою жизнь трусит, вместо того чтобы пойти и взять чего хочет — не надо говниться на тех, кто пошел и взял. Это очень просто, к твоему сведению. Я хотел тебя — ну вот, не вопрос, смотри и учись, как это делается. Ничего сложного. Открываешь рот и говоришь хочу.

Запомнил?

Теперь дальше. У тебя есть типа выбор. Либо я сжимаю зубы и — туда. Ага, вон туда. Где мокро и холодно. И ору там. А потом возвращаюсь. Всем собой холодным и мокрым — об тебя. Очень холодным и очень мокрым. Или. Или ты меня еще раз ебешь. Потому что мне хочется. И я не протрезвею иначе.

Нет. «Хватит» мне не бывает. Никогда. Дурацкий вопрос. Другое дело, что мне свойственен гуманизм. И сострадание. И поэтому иногда я не очень настаиваю. Но это еще надо заслужить.

И это точно совершенно не сейчас. Сейчас — настаиваю, потому что хочется. Ну... или я иду купаться. И возвращаюсь. Я же сказал.

Дай пока сигарету. Решай быстрей.

**
Ты любил когда-нибудь. По-настоящему. Так чтоб — совсем?

Я его полгода обхаживал, к твоему сведению. Полгода полного пиздеца. Когда смотришь голодными глазами, смотришь, блядь, оторваться не можешь, и лишний раз выдохнуть в ту сторону боишься, чтобы не спугнуть. И это уже после того, как мы впервый раз переспали, чтобы ты понял. Ненавижу упертых майновских гетеросексуалов, короче. И да — я гребаный эгоист и сволочь. И нет — отойти и оставить его в покое я не мог.

Пару раз он меня чуть не прикончил. Реально. Я так ни с кем не нарывался. Никогда.

Я так никогда никого не любил.

Я когда он... ну в общем... был момент я думал, что его потеряю. Совсем. Так у меня... короче, пистолет в кобуре — и я точно знаю, что если его не будет. То меня не будет тоже. Сразу. И к ебаной матери все. Без него — не могу. И да — я гребаная истеричка.

Секс и нервы. Копирайт Курт Эрнсталь.

А у вас тут море так близко. На этой вашей чертовой Полосе. Это то, что мне тут у вас нравится по-настоящему. Все остальное дерьмо. Стены-крыша-предки-корни-хуйня. Сдавать дом ебаный позор охуеть... Пиздец. А вот море рядом под ногами — это круто. Это как звезды почти. Или даже лучше. Не знаю.

Звезды настоящие — ТАМ... знаешь как, представляешь себе? Лохматые такие, здоровенные, и так много... я тебе описать не могу КАК их там много. И прямо видно. Что небо не плоское. Оно же плоское — тут. Посмотри. Как крышка. Крышка в дырках и все. А там — гребаный весь такой шар. Черный. Огромный. Весь такой в звездах шар. И ты в нем. Тоже. Такой. Понимаешь?

Ну вот.

И море — тоже. Здесь. Сейчас. Глубоко.

И беседка твоя — как рубка. Только лучше. Потому что тихо, ни в кого не надо стрелять. Это как-то позитивит. Ночь. Море это чертово. Ветер. Господи, какой же я ни-ка-кой... Яхта тоже нормально так. Но там опять стрелять. А тут не, тут реально у тебя тихо.

**
Ты хотел знать как с Куртом. Знаешь, клево. Прикольно. Если чисто брать как постель-постель, то я даже не знаю... совсем «лучший» не скажу, но один из лучших, с кем я когда бы то ни было, точно. Офигенно чувствует тебя всего как совсем. Секс крышесносный.

Вот. Считай, это была реклама.

Другое дело. Знаешь. У меня с ним никогда нет ощущения, что ему хоть кто-то другой по-настоящему нужен. Не в смысле того, что это я ему не нужен как лично я. Не знаю как объяснить. Просто... есть люди, которые заточены под хотеть кого-то рядом, под быть вместе, под вдвоем мы больше чем так. А есть которые нет. Это перемешивается местами. Ну, в смысле не так все просто. Или я слишком пьяный, чтобы объяснить. Но Курт. Он больше дает, чем берет, короче. Но дает не чтобы получить что-то для себя нужное — а просто так, как рука взяла. Я лично так не могу. Мне точно надо знать, что я обратно даю столько же сколько беру. И что оно другому точно так же как мне внутри надо. Если этого нет — неправильно как-то.

Нет. Я сам тоже не понял что сказал. Хер его знает. Может... просто... для меня Курта слишком много местами. И слишком мало другими местами тоже. Он тебя трахает и говорит люблю — и это ни хера не значит абсолютно. Это просто... такая ему волна пришла. Лично ты тут ни при делах, как вообще.

Ты сам виноват. Сам спросил.

Ты вообще до хрена лишних вопросов назадавал. Прикольно. Я об этом еще потом подумаю. Наверное. Если вспомню. Хотя... чисто из вредности. Чисто из вредности — я без руля насчет всего что ты сам мне за сегодня сливал. В смысле что с расчетом, что нет, и на кого. Поэтому я тупо нажимаю ВЫКЛ везде. Канал слива не работает. И можешь дальше делать, что хочешь.

Я параноик. Извините. Мне можно. Меня только ленивый не предупреждал, чтобы я к тебе не совался. Типа маленький слишком под танки лазить, не знаю. Так мы еще трахаемся, или уже совсем нет?

Секс кстати. Раз уж ты говорил руководить и направлять. Так вот, секс как секс сегодня... ну, на четверочку, я бы сказал. Для первого раза стандартно. Средненько, но с потенциалом. В смысле, после такого начала обычно в следующий раз бывает лучше. Посмотрим... Ну, или нет. В смысле, я скорее да чем нет, предупреждаю сразу. Но ты можешь отстреливаться. Когда протрезвеешь.

Даже может подействовать. Я бы сказал, три к пяти...

Это все твоя беседка. Ты сам виноват.

Купаться...

Потом автопилот. Детокс. И в Майн.